Персональные настройки
ВКЛ. ВЫКЛ.

Вы можете настроить информацию на сайте исходя из своих интересов.

Сбросить или изменить настройки можно в любой момент на текущей панели.

В выключенном состоянии настройки не активны.

БИЗНЕС Online: Опрос недели: Автомобиль в России становится роскошь

По мнению экспертов «БИЗНЕС Online», целенаправленного «наката» на автомобилистов нет, просто их привыкли воспринимать как «дойных коров»

Апрель нанес двойной удар по кошельку казанских автомобилистов: «космическое» подорожание ОСАГО, запуск платных парковок... Что дальше? Не ведут ли власти в нашей стране борьбу с автолюбителями? Или все, что ни делается, — все к лучшему? Не пора ли менять личные привычки? Об этом «БИЗНЕС Online» поинтересовался у своих экспертов.

YtC4fnRHe1M.jpg

Вячеслав Зубарев — председатель совета директоров УК «ТТС»:

— Становится ли автомобиль роскошью? Понятно, что спад по продажам автомобилей кошмарный — практически наполовину. Но далеко идущие выводы я делать не решаюсь. Что касается ОСАГО, я так понимаю, это вынужденные меры. Хотя мне это, конечно, не нравится как клиенту, во-первых. Как руководителю автомобильной компании, во-вторых. Это сказывается на наших клиентах. Тем не менее страховые компании утверждают, что их бизнес стал убыточным, поэтому они вынуждены поднимать тарифы.

По поводу парковок, я понимаю, это многим не нравится, но ведь это единственный способ разгрузить центр города. Он принят и в мировой практике. Тут надо понимать, что мы хотим: бесплатные парковки и ехать до центра города, скажем, полтора-два часа или платные парковки и ехать полчаса. Увы, это принятый во всем мире способ. Мне лично известно, что ни в каком городе, где численность жителей превышает миллион, при нынешнем развитии автомобилизации, какие бы дороги ни строили, не удавалось решить транспортную проблему, поскольку машин все равно будет становиться больше. А платные парковки служат каким-то ограничителем, некоторые будут задумываться, мол, может, действительно лучше на общественном транспорте проехать.

Игорь Волчков — руководитель «Ингосстраха» в РТ:

— По большому счету автомобиль в России всегда был скорее роскошью, чем средством передвижения. Посмотрите на Европу и Америку: люди там не обращают внимание на мелкие повреждения вроде поцарапанного бампера, многие мои европейские знакомые не меняют машину по 8 - 10 - 12 лет и при этом не чувствуют себя ущербными. Насколько я знаю, в России по статистике самый маленький в мире срок использования автомобиля — всего 3,5 года. Это говорит о том, что люди рассматривают машину как нечто имиджевое, статусное, то, чем можно хвастаться. И это довольно ущербная позиция.

Страхование — это отдельная тема. Повышение тарифов на ОСАГО — это естественно, по-другому быть не может. Если вы хотите, чтобы страховые компании выполняли свои обязательства в соответствии с законодательством, то должны понимать, что им нужен ресурс, из которого они будут выплачивать клиентам деньги. Если цены будут искусственно занижены, это, конечно, поможет продать больше страховок, но тогда многие клиенты в итоге просто окажутся обманутыми.

В целом я не думаю, что все перечисленные меры направлены против автомобилистов. Полагаю, основная цель — это все же пополнение бюджета. Государство понимает, что люди настолько привыкли к своим машинам, что готовы платить за парковки и бензин еще больше и смиренно примут очередное повышение цен. Автомобилисты превращаются в дойную корову, которая может постоянно пополнять казну. И пока финансовое бремя не увеличится еще как минимум раза в два, массовых отказов от использования личных авто не произойдет. Зато, думаю, тех же платных парковок люди будут стараться избегать любыми способами. Я вообще считаю, что 50 рублей — это слишком дорого. Кроме того, нельзя делать платными парковочные места около социальных учреждений: например, на прошлой неделе я не смог бесплатно остановиться у главного офиса Татфондбанка. Почему физическое лицо, которым может оказаться, скажем, пожилой человек, приехавший в банк получать пенсию, должно платить за право получить обслуживание?

Zamorozka-tarifov-OSAGO-budet-ili-net.jpg

Олег Афанасьев — руководитель пресс-службы ОАО «КАМАЗ»:

— Я долгое время жил в Москве и за рулем автомобиля постоянно был с 1998 года. Но в 2005 году просто отказался от машины в столице. Потому что это стало бессмысленным занятием. Поэтому я думаю, что автомобиль становится роскошью не столько из-за повышения стоимости ОСАГО и других вещей, сколько из-за той обстановки, которая сегодня складывается на дорогах. Во всем мире в крупных городах делается все, чтобы автомобилем стало неудобно пользоваться и люди пересаживались на общественный транспорт.

И Россия теперь движется в этом направлении, особенно в крупных городах. Стоимость ОСАГО, платные парковки, пробки — все это делает использование автомобиля в городе практически бессмысленным, в том числе и по стоимости его владения. Поэтому все эти повышения — это не удары по автовладельцам и не борьба с ними, а просто реакция властей на складывающуюся обстановку.

Айдар Абдулхаков — председатель комитета по транспорту и связи исполкома Казани:

— ОСАГО — это ведь чисто экономический расчет. Насколько я понимаю, страховые компании заявили о том, что они несут колоссальные убытки и их тарифы не покрывают те расходы, которые в случае ДТП происходят. Это достаточно сложный вопрос. Прежде чем принять такое решение, его рассматривали на федеральном уровне. Да, это дополнительное бремя для автомобилистов. Тем не менее это может быть необходимым.

Что касается платных парковок, то по закону о дорожной деятельности решение возложено на уровень муниципалитетов. И им мы воспользовались. Прежде всего это во благо самих автомобилистов делается. Затрагивая тысячу автомобилей, которые стояли бесплатно, а теперь будут платить за свою парковку, мы освобождаем достаточно большое пространство для движения 100 тысяч автомобилей, которые проезжают через центральную часть города.

Такого рода спекуляций достаточно много всегда возникает. На этой почве некоторые хотят пропиариться, высказаться резко негативно. Это очень нравится СМИ, которые начинают выносить высказывания в заголовки. Конечно, целенаправленной борьбы нет, надо понимать, что автомобилестроение в экономике нашей страны — один из хребтов, на базе которого очень много строится смежных специальностей. Автомобиль не становится роскошью. Роскошь — автомобиль в Сингапуре, где, прежде чем купить его, вы приобретаете разрешение на его приобретение стоимостью в полтора раза выше, чем стоимость автомобиля. Вот там, пожалуй, это роскошь.

Что касается меня, то в последнее время я стараюсь ходить пешком.

Сергей Чернов — вице-президент по развитию ГК «КАН Авто»:

— Сейчас все понимают, что автомобиль перестал быть роскошью и уже давно стал средством передвижения, а для многих и инструментом для зарабатывания денег. То, что происходит с увеличением страховки, с вводом платных парковок и прочим, не означает, что руководство нашей страны хочет как-то лишить граждан автомобилей.

Что касается платных парковок, то давайте посмотрим на Европу — там весь центр вообще освобожден от автомобилей. Казань всеми силами стремится стать городом с высокоразвитой культурой, но если у нас в центре будут стоять припаркованные на газонах машины, о какой культуре может идти речь? Да, возможно, паркинги в центре у нас сейчас стоят дороговато, но тогда можно пересесть на общественный транспорт или, припарковавшись на бесплатной парковке, пройтись пешком — в этом нет ничего страшного.

content_DSC_0388.JPG

По ОСАГО, безусловно, вопрос очень серьезный, имеющий серьезные последствия. Вероятно, после многочисленных обращений государство сможет пересмотреть этот вопрос и снизить стоимость ОСАГО, обеспечив субсидирование страховым компаниям. На сегодняшний день автомобиль настолько плотно вошел в нашу жизнь, в быт каждого человека, что практически невозможно без него представить нашу сегодняшнюю реальность. Да, сейчас спад рынка есть, и существенный, но это временное явление, связанное с негативными ожиданиями потенциальных клиентов, а автомобили будут покупаться, несмотря ни на что, просто многие люди пересматривают их класс и стоимость либо увеличивают срок кредита.

Венера Иванова — председатель комитета по финансам при Торгово-промышленной палате Набережных Челнов и Закамья, экс-председатель правления Автоградбанка:

— Я думаю, что повышение ОСАГО — это оправданная мера, потому что у нас ездят очень дорогие машины и той суммы, которая была первоначально предусмотрена для ремонта после ДТП, часто бывает недостаточно. Что касается штрафных санкций, мне как автомобилисту, конечно, их повышение неприятно. Но, с другой стороны, при нарушении правил дорожного движения зачастую на карту бывают поставлены жизнь человека и его здоровье. Поэтому я думаю, что можно ездить и по правилам, если их брать за аксиому. А вот с парковками вообще проблема, причем не только для автомобилистов. Платные парковки — это и хорошо, и плохо одновременно. На мой взгляд, ситуацию надо решать не установлением платы за парковки, а нужно формировать правильные парковки.

Я не думаю, что за счет повышения цен на обслуживание автомобилей государство ведет борьбу с автомобилями и автовладельцами. Если человек передвигается на автомобиле, он так и будет на нем ездить независимо от повышения ОСАГО и прочих факторов. Я, например, себя не ограничиваю в пользовании автомобилем. Считаю, автомобиль роскошью не станет. Сегодня люди стараются больше заботиться о своем здоровье: кто-то передвигается пешком, кто-то — на велосипеде. Но сейчас нет такой философии, как раньше, что вот я еду на машине, поэтому я такой крутой.

Александр Холодов — вице-председатель комитета по защите прав автомобилистов (Москва):

— Не думаю, что осуществляется планомерное наступление на автомобилистов. А если и осуществляется, то оно началось далеко не сегодня. Так сложилось, и я уже не раз об этом говорил, что автолюбители в нашей стране — это любимая с точки зрения чиновников «дойная корова». При этом рассуждают, по всей видимости, так: если человек купил автомобиль, значит, с него есть что взять. Не то чтобы у автолюбителей водятся лишние деньги, но наверняка у них уже решены самые насущные вопросы: что есть, где жить. Следовательно, они вполне могут выступать в качестве «дойной коровы».

Если в России надумают всерьез бороться с переизбытком автолюбителей, то делать это надо, по моему мнению, не ограничительными мерами. Чтобы разгрузить дворы жилых домов от припаркованных машин, стройте современные парковки. А для того, чтобы разгрузить дороги от пробок, развивайте общественный транспорт, делайте его комфортным и быстрым, то есть конкурентоспособным.

Рамиль Хайруллин — региональный представитель МОО «Федерация автовладельцев» (ФАР) в РТ:

— Автомобиль — это уже роскошь. Сейчас владеть им, содержать его стало очень дорого. По ОСАГО, конечно, совершенно необоснованно подняли тарифы. Парковки нужны, но реализованы из рук вон плохо, ежедневно в них находятся какие-то проблемы. Их внедряли быстро-быстро, ну и, как следствие, поспешили, людей насмешили.

Я бы не назвал это борьбой. Но автолюбителей зажимают, да. Конкретно. Автомобилисты — это тот класс, с которого легче всего трясти деньги. Это такой безотказный слой людей, которым надо ездить. Никуда они не денутся, будут платить за парковку, покупать ОСАГО и платить штрафы. И позитива во всем этом, увы, я не вижу. Сам я не ограничиваю себя, не могу. И рад бы, но машина мне нужна.

Анна Галимова — президент алкогольной ассоциации РТ, член совета директоров ОАО «Татспиртпром»:

— Да, автомобиль становится все более дорогим удовольствием. Если так будет продолжаться, то скоро он перейдет в разряд роскоши. Непонятно только, о какой поддержке отечественного производителя может идти речь. Лично я не вижу причин для повышения стоимости полиса ОСАГО, хотя, конечно, страховщики это обосновали. Что касается штрафов, то, по моему мнению, наказание за некоторые виды нарушения надо ужесточать. На поведение наших автомобилистов могут повлиять только серьезные санкции.

IMG_3766.jpg

Совсем другая тема — платные парковки. Если для центра Москвы и Санкт-Петербурга это еще может быть как-то оправданно, то для Казани с ее незагруженными дорогами аргументацию властей города я не понимаю. Говорят, в Сингапуре тоже платные парковки. Если бы мэрия Казани сначала сделала у нас такой же удобный общественный транспорт, как там, я бы первой отказалась от своего автомобиля. Когда-то нам уже обещали организацию работы общественного транспорта на высшем уровне, но ничего не получилось. Работа общественного транспорта в Казани постоянно вызывает много нареканий. Так что пока я не могу отказаться от автомобиля, без него никак не могу обойтись со своей работой. Но сейчас я вынуждена свои маршруты сверять с наличием парковочных пространств — куда я еду, когда я еду. Это, конечно, добавляет неудобств.

Наиль Бикмуллин — генеральный директор Волжского завода строительных материалов BIKTON:

— Что касается ОСАГО, наверное, настигла какая-то экономическая целесообразность со стороны страхующих компаний. У них долгое время не шла прибыль, может, это экономически оправданно. Конечно, нам, людям, которые платят, этого не хочется, но законы экономики никто отменить не может.

Я бы лучше отметил те глупости, которые творятся в автомобильных перевозках. Самое главное — это неоправданное со стороны региональных и муниципальных властей введение весеннего ограничения нагрузки на ось. Дело в том, что три года назад министерство регионального развития, минюст не завизировали вот это весеннее ограничение, которое хотели ввести дорожники на федеральных дорогах. И третий год на федеральных дорогах оно не вводится. Но, к сожалению, федеральный закон у нас прописан так, что региональные и муниципальные власти могут вводить свои нормативы. То есть в принципе они не нарушают ФЗ, но вводят свои ограничения. Парадокс в том, что, если ты выезжаешь федеральную дорогу, ты же должен проехать через муниципальную, значит, налог должен заплатить. А представьте междугородние перевозки? Перевозки из одной республики в другую. Ты сначала выезжаешь из одной республики в другую — надо заплатить. Потом выезжаешь в другую республику, на другую дорогу и там должен заплатить. Получается же глупость. Зачем тогда отменять по федеральным дорогам этот налог? В едином государстве должны быть единые законы и должны касаться всех одинаково. Я считаю так.

Иногда складывается ощущение, что каким-то руководителям мешают машины, мешают люди. Им легче работать на дорогах, может быть. Я себя не ограничиваю, так как живу за городом и было бы проблематично добираться до нужного места.

парковка.jpg

Антон Грачев — директор казанского IT-парка:

— Автомобиль, думаю, всегда был для россиян роскошью — правда, в последние годы появилась супервозможность почти бесплатных кредитов, роскошь стала чуть доступнее.

Что касается ОСАГО, это вынужденная мера. Для страховых компаний продавать продукт по стоимости, существовавшей до повышения тарифов, было просто нерентабельно, все они несли убытки. Правда, я не знаю, решит ли проблему повышение цены на ОСАГО, посмотрим.

Ситуация с платными парковками — это тоже нормальная практика. В любом мегаполисе рано или поздно наступает момент, когда количество машин переваливает за определенную допустимую грань и нужно вводить оградительные меры, чтобы защитить город от пробок и мотивировать людей пользоваться общественным транспортом. Если он будет стабильно хорошо работать, думаю, это вполне выполнимо. Например, уверен, что, когда расширится сеть метро, многие жители с удовольствием пересядут на подземку, потому что в тех районах Казани, где построили станции, это уже очень популярный вид транспорта. Сам я исправно пользуюсь платными парковками — гораздо дешевле оставить машину в положенном месте, чем получить большой штраф или забирать ее потом со штраф-стоянки. Кажется, с этими мерами я сам стал немного более воспитанным как водитель.

Валентин Голубев — директор бизнес-отеля «Татарстан» (Набережные Челны):

— Если тариф ОСАГО 11 лет не меняли, тогда и вопросов никаких не должно быть. Мы же на своих предприятиях корректируем цены, исходя из инфляции и т.д. И я не думаю, что это какая-то форма борьбы властей с автомобилями и автолюбителями, хотя, с другой стороны, если у нас так много машин развелось, то, наверное, это оправданно — пересядем все на велосипеды или на мотороллеры и мотоциклы, как в странах Азии.

Мне себя в пользовании автомобилем ограничивать практически не приходится. Квартира у меня находится рядом с работой, детский сад во дворе дома, школа тоже будет рядом с домом. Я постарался организовать свой повседневный быт таким образом, чтобы все было в шаговой доступности. Родители живут в Мамадыше, я раз в неделю туда езжу спокойно по двухполосной теперь уже дороге. Меня все устраивает на самом деле. Я не думаю, что машина становится роскошью. Учитывая то количество машин, которое сейчас уже имеется у людей, практически у каждой семьи по машине, я задаюсь вопросом: если бы автомобиль был роскошью, был бы автомобиль в каждой квартире? Мне кажется, что нет.

Артур Абдульзянов — генеральный директор МП «Федерация автошколы РТ», депутат Госсовета РТ:

— Безусловно, давление на наших автовладельцев ощущается. Раньше они были автолюбителями, они любили свои машины, сейчас они ими владеют. Тем не менее машин достаточно много, практически в каждой семье. Поэтому нужны какие-то правила игры, в которые, конечно, входят и ПДД, и штрафы, и те регламентирующие акты, вплоть до федерального закона о безопасности дорожного движения. Все это на сегодняшний день работает эффективно, потому что есть федеральная программа безопасности дорожного движения, которая работает, в ней нет пробелов, есть лишь четкие правила. Они показывают, что государство работает в этой области, чтобы снизить травматизм, смертность, снизить количество дорожно-транспортных происшествий.

Возвращаясь к давлению, стоит отметить: что может быть ценнее человеческих жизней? Я как председатель федерации автошкол РТ по поводу тех решений муниципальных, республиканских и федеральных властей могу сказать, что то, что делается в области безопасности дорожного движения, эффективно и делать это необходимо. Что касается штрафов, в Европе они значительно превышают наши, они на порядок суровее. Мы даже не дошли еще до тех границ. Поэтому я считаю, что ничего страшного, наводится порядок. Посмотрите, что в центре? Можно свободно проехать, не задумываясь, где поставить машину. Я, конечно, понимаю, что это накладно для автовладельцев, но если ты владеешь автомобилем, то будь готов нести расходы, которые могут появиться, потому что инфраструктура города в любом случае должна быть как-то систематизирована именно в отношении транспорта. Если мы будем все ездить в хаосе, ничего хорошего не получится.

Роскошью автомобиль был в советское время, потому что был дефицит. Затем он стал средством передвижения, да и его содержание может быть достаточно дорогим, но если ты к этому не готов, то нужно ездить на общественном транспорте. Автомобиль является роскошью в азиатских странах, где, прежде чем покупать авто, у тебя должно быть стояночное место, а если ты его не имеешь, то не можешь купить машину. Будучи председателем федерации автошколы РТ, мне сложно себя ограничивать. Хотя иногда в центре, когда мы ходим с супругой в оперный театр или ГБКЗ, мы оставляем автомобиль на подъезде к центру и прогуливаемся пешком.

Валерий Алексеев — вице-президент российского автотранспортного союза (Москва):

— Что касается повышения стоимости ОСАГО, то не думаю, что оно было оправданно, потому что страховщики до сих пор не дали отчет по деньгам, которые они ранее собрали. Мы были против такого повышения, участвовали в Госдуме во всех совещаниях, свое мнение выражали, но у нас страховщики многие вопросы, касающиеся страховых выплат, продавливают, к сожалению. Мы выступали за то, чтобы создавались общества взаимного страхования и деньги, которые мы с вами тратим на страховку, оставались бы для будущих страховых выплат. Сейчас же по факту получается, что один человек платит за другого.

Что касается платных парковок. Проехать по Москве, безусловно, стало проще, народ себя стал ограничивать. До их введения передвигаться по Москве на машине было практически невозможно, потому что все стояло. Безусловно, платные парковки стали причиной того, что и я, и многие другие люди стали ограничивать себя в пользовании автомобилем. Если я еду на служебной машине куда-то по делам, то обратно возвращаюсь на метро. Мы не можем себе позволить, чтобы организация платила за все эти парковки, поэтому водитель довозит меня до пункта назначения и уезжает обратно. Я не считаю, что власти, таким образом, ведут борьбу с автомобилями и с автолюбителями. Надо признать, что это вынужденная мера, власти просто пересаживают нас на метро.

Автомобиль сейчас и роскошью не назовешь, но и средством передвижения уже тоже не назовешь. На нем можно без особых проблем передвигаться по выходным, на дачу, к примеру, но в течение дня передвижение на нем становится уже каторгой, по сути дела.

Галина Маштакова — гендиректор GMC Consulting:

— Я не считаю, что автомобиль становится роскошью. И цены на автомобили, и цены на платные парковки, и цены на ОСАГО пока еще остаются приемлемыми. Но если после этого повышения произойдет еще повышение цен, то, наверное, тогда уже можно будет ставить вопрос о том, что автомобиль действительно будет становиться роскошью.

Позитивные изменения есть. После введения платных парковок у нас не так сильно загружена центральная часть города. Те, кто не хочет оставлять свой автомобиль на платной парковке, начинают пользоваться подземными паркингами, которые есть при гостиницах. По стоимости выходит примерно одинаково. И по центру города теперь уже можно проехать. Я в пользовании автомобилем себя не ограничиваю и не планирую этого делать. Как пользовалась, так и буду продолжать пользоваться. Какие расходы у нас были на содержание машины, такие и оставляем.

Марс Исмагилов — председатель союза потребителей РТ:

— Что касается автомобиля, то он должен быть средством передвижения, а не роскошью. А когда он станет роскошью, просто перестанут на нем ездить. Я не вижу в этом ничего плохого. У нас студенты, которым пешком до вуза пройти 15 - 30 минут, все равно приезжают на машинах. И ведь они все равно тратят порой это же время, чтобы прогреть авто, выехать. Так что ничего страшного, если люди станут меньше ездить на машинах.

Государство не ведет борьбу с автомобилистами. Они просто пополняют бюджет. Сейчас в кризис руководство страны за счет населения пытается прикрыть какие-то свои экономические ошибки.

Рустем Камалов — первый заместитель министра экологии и природных ресурсов РТ:

— Я за платные парковки как механизм, который подтолкнет все-таки к европейскому опыту, там мы видим, что люди пересаживаются на общественный транспорт. Если он будет отвечать нормальным экологическим требованиям и своевременно прибывать на остановку, скажем, каждые 10 минут, я и сам готов пересесть на общественный транспорт. Ничего страшного в этом не вижу. Сейчас, например, я активный пользователь велосипеда летом. Что касается штрафов, я тоже считаю, что они несут положительное влияние. В качестве примера могу привести такой момент, как ремни безопасности. Не было штрафов, как мы относились к ним? Не пристегивали. Штрафы ввели, большинство стало пристегиваться, а это спасенные жизни.

Ну и понятно, что вышесказанному должен соответствовать сервис. То есть если мы говорим о штрафах, то должны быть хорошие дороги, если говорим о парковках, то они должны быть доступны. На сегодняшний день 50 рублей в час — это дорого. Но, возможно, если появится оборот, коммерсанты пересмотрят стоимость парковочного места в час. А каким образом Сингапур подошел к проблеме? Там решили, что если они хотят двигаться со скоростью 45 километров в час, а никакие транспортные развязки не решат эту проблему, нужно определить лимит транспорта, определенное количество машин. И оно разыгрывается на определенный период: на 5 лет, на 10 лет — возможность использования автотранспортного средства. Люди, которые действительно нуждаются в транспорте, идут на то, чтобы получить лицензию на вождение.

http://www.business-gazeta.ru/article/130579/

Вернуться ко всем новостям
Загрузка...

Спасибо, заявка принята!

В ближайшее время с Вами свяжется наш менеджер

Спасибо, данные успешно отправлены!

Ваше мнение очень важно для нас.

Спасибо, за обращение!

В ближайшее время с Вами свяжется наш менеджер